Металл применяемый при фотовспышке

История фотовспышки (статья плюс видео)

Сперва сжигали магний, затем появились одноразовые лампы, в которых вспыхивала горючая фольга, ну и в итоге пришли к электронным вспышкам с ксеноном. На этом всё, спасибо за внимание!

Если бы было так просто. История фотовспышек, действительно, не поражает обилием инженерных решений, но имеет немало интересных подробностей. К тому же вспышки продолжают развиваться и совершенствоваться. Если интересно — ныряем в историю и технологии.

Предтечи

Ранние фотографы совсем не шиковали в выборе источников света. Яркости свечей или каких-нибудь факелов было катастрофически недостаточно для фотопроцессов середины девятнадцатого века. Конечно, кое-что было и тогда. Например, солнце.

Или подсмотренный у театров друммондов свет, он же лайм-лайт, в 1826-м году изобретенный Томасом Друммондом, которого вдохновили световые эксперименты Фарадея.

Иллюстрация из Википедии

Лайм-лайт — это негашеная известь, которую жгут кислородно-ворододной горелкой. Раскаляясь, она светится. Для равномерного свечения известь лучше формовать цилиндром и поворачивать на манер гриля для шаурмы. Интересно, что в английском языке лаймлайт остался в значении центра внимания и сценического круга света.

Но это была временная мера. Настоящий фотографический свет начинается позже.

Магний

В середине девятнадцатого века в крупных городах начали плодиться фотоателье. То были сложные заведения с разделением труда и, зачастую, с финансированием со стороны. При этом почти до начала двадцатого века в них мало чего могли предложить из освещения, кроме солнца. Можно себе представить сложности организации съемочного процесса, целиком завязанного на погоду, пору года и климат конкретной местности. А значит, остро стояла проблема недостаточной экспозиции.

В шестидесятых годах девятнадцатого века ситуацию немного спасло промышленное производство магниевой проволоки. Сварщики были рады. Фотографы тоже повеселели.

Светочувствительность фотоматериалов того времени была невысокой и жечь проволоку (а чуть позже — ленту) приходилось десятки секунд для получения достаточной для снимка экспозиции.

Уроки химии подсказывают, что света выделится больше, если жечь магний над водой — реакция с ее парами приведет к выделению водорода, который добавит яркости. К сожалению, неизвестно, использовался ли тазик в фотосессиях девятнадцатого века.

Хотя, надо сказать, проволока и сама горит весьма ярко, видеть такую яркую точку продолжительное время может быть неприятно для глаз. Вдобавок, проволока то и дело норовит потухнуть, сильно дымит, а тушение ее водой может усилить пламя.

Ну и минутное горение проволоки не очень похоже на вспышку. Собственно, такого термина тогда еще не было. Он появился где-то в восьмидесятых годах девятнадцатого века, когда появился порошковый магний.

Взрывать порошок магния было довольно очевидной идеей, но долго не получалось. Проводилось немало экспериментов по смешиванию порошка магния с другими соединениями с целью получить ярко вспыхивающую смесь. Успешная смесь с хлоратом калия, открытая Адольфом Ми́те и Йоха́ннесом Ге́диком в 1887-м году, назвали флэш-порошком и она стала основным источником искусственного света для получения снимков на много лет вперед.

Флэш-порошок, он же flash powder

Магниевый порошок стал важной деталью фото-эпохи того времени, именно такие взрывающиеся вспышки мы видим в фильмах про конец девятнадцатого – начало двадцатого века.

Готовое устройство состояло из смеси магния с окислителем, металлического желобка с ручкой, который называли лампой, и какого-нибудь устройства для поджига. Им мог быть бойок, пистон или огниво с кусочком кремния, что угодно.

При поджиге порошок быстро воспламенялся, ярко вспыхивал, громко хлопал и заполнял любое помещение невероятным количеством дыма. Собственно, преимущества перед проволокой в количестве света на единицу времени и отсутствием риска потухнуть в процессе экспонирования кадра пришли вместе с повышенной пожаро- и травмоопасностью. Вдобавок взрывное выделение осадка делало процесс съемки со вспышкой очень грязным, в прямом смысле слова.

Несмотря на такое количество сложностей, магниевые вспышки можно было встретить вплоть до середины двадцатого века, и даже до шестидесятых. Причина простая: порошок был дешевым. Даже когда пришли новые технологии в виде одноразовых флэш-ламп, далеко не каждый мог их себе позволить в достаточном количестве.

Еще одним преимуществом были качества самого света. Взрыв магниевой смеси дает большой мягкий источник, естественным образом затухающий к краям. Такой даже с современным софтбоксом не получить без дополнительных доработок.

Но в итоге более удобные и безопасные вспышки все-таки вытеснили пиротехнические взрывы, и с тридцатых годов популярность магния как источника света для фото начала снижаться.

Лампы-вспышки

На смену магнию пришли флэш-лампы, они же фотоколбы, они же лампы-вспышки. Сложно представить нуарный фильм без фотожурналиста с пресс-камерой, у которой сбоку приделана вспышка с круглым отражателем.

Кадр из Фотографа (The Public Eye) 92-го года

Такая вспышка представляет собой запаянный баллон с кислородом и пониженным давлением, в котором находится горючая фольга или, в более позднем варианте, горючий провод комочком, и пара контактов, соединенных с цоколем.

Фактически, это лампочка, только имеющая целью быструю мощную вспышку вместо долговечного стабильного горения. Она вставляется в патрон вспышки, в котором находится остальная электроника с источником питания. Эти вспышки требуют элемент питания для работы, но он используется только для поджига. При подаче на контакты электрического импульса фольга или провод загораются, кислородная среда помогает сгореть быстро и ярко, а пониженное давление должно защитить от взрыва колбы.

То есть, такая лампа вспыхивает ровно один раз.

Отсюда постоянные доработки и модификации. От больших лампочек с обычным цоколем и высоким риском взорваться, к миниатюрным пластмассовым колбочкам с байонетом и системой быстрой замены в патроне.

Также в это время появляется такой интересный показатель как ведущее число.

Ведущее число

Я буду оформлять таким образом части текста, которые удобнее обособить от таймлайна рассказа

Ведущее число — это не физический параметр, его не существует в природе. Это просто удобный способ сообщить, насколько далекий объект вспышка сможет нормально проэкспонировать. Ну, в теории удобный.

Например, ведущее число 16 будет означать, что объект будет нормально проэкспонирован на расстоянии в 16 метров при съемке объективом с диафрагмой f/1. Или на расстоянии в 8 метров на диафрагме f/2. Или в четырех метрах на f/4. Пропущенные и последующие значения несложно подсчитать самостоятельно.

Читайте также:  Банки от напитков это металл

При этом должно быть указано значение светочувствительности, на котором это будет справедливо.

Но вот повышение светочувствительности на стоп (в два раза) не увеличит ведущее число вдвое, потому что освещенность с увеличением расстояния от источника падает не линейно, а квадратично. А ведущее число как раз говорит о расстоянии.

То есть, для получения ответа на вопрос «хватит ли этой вспышки, чтобы добить вооон туда» необходимо каждый раз решать несложную арифметическую задачку или использовать таблицу с заранее рассчитанными значениями. Это очень неудобно в реальной работе, да и далеко не каждый фотограф вообще захочет подобным заниматься.

Вдобавок, в ситуации, когда в сцене есть другие источники света, вся эта арифметика становится бесполезной. Поэтому ведущее число просто используют для сравнения мощностей вспышек без перекладывания на реальные условия.

Такое количество оговорок позволяет недобросовестному производителю вспышек подтасовывать переменные таким образом, чтобы написать ведущее число побольше. Это актуально сегодня, в особенности для дешевых китайских вспышек. Например, чтобы число на коробке выглядело привлекательнее, оно будет рассчитано (если измерения вообще проводились) для ИСО 200 с максимальным зумом вспышки, о чем производитель любезно сообщит где-нибудь в документации на китайском. А сравнивать такой результат покупатель будет с ведущим числом нормальной вспышки, где считали для ИСО 100 в самом широкоугольном положении.

Под конец шестидесятых Кодак начал выпускать флэшкубики, которые ставились на потребительские фотоаппараты Инстаматик. Сами флэшкубики были простым устройством на 4 лампы-вспышки. Поставил — сделал кадр — повернул — снова сделал кадр. Один кубик, четыре вспыха.

Флип-флэш

Дженерал Электрик подсмотрела идею и в семидесятых выпустила свой вариант под названием Флип-флэш. Это были катриджи на десяток лампочек, срабатывающих последовательно, не требующие дополнительных движений. Вставил — и щелкай, пока не спалишь все. Но и собственные флэшкубики они тоже выпускали.

Тогда же случилась самая известная история про вспышку, мимо которой пройти нельзя — это история оригинального светового меча из Звездных Войн 77-го года. Роджер Кристиан, декоратор фильма, в поисках реквизита подешевле, наткнулся на старенькую пресс-камеру Гра́флекс сороковых годов в фотомастерской. А Джон Стирс, знаменитый эксперт по спецэффектам, превратил вспышку этой камеры в рукоять культового в массовой культуре оружия.

К сегодняшнему дню световой клинок создал добавленную стоимость той самой вспышке в сотни тысяч долларов.

Синхронизация

С приходом флэш-ламп пришла и необходимость их четкой синхронизации с затвором камеры, на что также повлияло развитие светочувствительных материалов. Выдержки стали короче, а вспышки относительно быстрыми.

Во времена горящего магния интенсивность экспонирования была настолько низкой, что даже никакого особого затвора в камере не требовалось. С объектива снимали крышечку, вручную поджигали вспышку и крышечку возвращали на место.

Но флэш-лампа сгорает значительно быстрее, да и камерам уже не требовалась многосекундная выдержка. А значит, необходимо было решить задачу синхронизации съемки и поджига вспышки.

В конце тридцатых – начале сороковых начали появляться синхронизаторы. Представляли собой они усложненный спусковой тросик, который одновременно имел провод для поджига вспышки. А в некоторых пресс-камерах затвор со вспышкой были объединены сразу. Некоторые кодаковские Брауни имели фирменную вспышку, которая крепилась к корпусу без проводов.

Примитивный синхронизатор

Башмак

Интерфейсы взаимодействия вспышки и камеры двинулись к современным формам. Удобные салазки для дальномеров и видоискателей на фотоаппаратах во второй половине сороковых стали универсальным креплением для вспышек, который позже был назван холодным башмаком. Соединение с камерой продолжали реализовывать по проводу, но и от этого атавизма понемногу стали отказываться в пользу электрических контактов в и без того повсеместном башмаке.

В шестидесятых горячий башмак стал стандартом. Элегантная идея совместить крепление вспышки с синхроконтактом жива до сих пор, горячий башмак есть на большинстве фотоаппаратов. И хоть сегодня он может иметь значительно более развитый интерфейс для соединения камеры и других устройств в системе производителя, размеры самого крепления и положение контакта синхронизации всегда остаются неизменными и универсальными. Кроме Минолты, которая изобрела свой стандарт, который потом перешел Конике, а после и Сони, которая отказалась от нестандартного стандарта только в 2013-м году.

Флэш-лампы вспыхивали и гасли быстро, но до скоростей современных вспышек им было далеко. Горючим материалам нужна была доля секунды чтобы разгореться до максимума, а потом еще некоторое время, чтобы окончательно потухнуть. Такой сложный график излучения света с длинным угасающим хвостом плохо подходил для фиксации мгновения, поэтому обычно система синхронизации давала вспышке некоторую долю секунды на розжиг, проводила съемку во время максимальной яркости, и закрывала затвор до того, как вспышка станет тускло догорать. Эта ситуация, по сути, противоположна современному способу работы со вспышкой, когда ее импульс короче времени экспозиции в большинстве случаев.

Вымышленный график яркости горения лампы-вспышки и логика задержек затвора: 1. Ждем, пока лампа разгорится до половины своей яркости 2. Открываем затвор 3. Ждем, пока лампа затухнет до половины своей яркости 4. Закрываем затвор

Важным нюансом было время, за которое лампа набирала максимальную яркость с момента поджига, и как долго проходила путь от половины максимальной яркости до половины максимальной яркости на спаде. Было несколько стандартов, которые в том числе определяли задержку синхронизации: Slow, Medium, Medium-Fast, Fast и особняком очень длинный Flat Peak.

Вдобавок на рынке появлялось все больше новых электронных вспышек, которые требовали другого времени синхронизации. На камерах с выбором стандарта режим для них помечался буквой Икс — Ксенон.

Электронные вспышки

Ксенон Электронные вспышки появились еще в тридцатых, но популярность набрали только во второй половине двадцатого века, когда довели технологичность и стоимость до конкурентного уровня.

Ксеноновая лампа в работе

Такие вспышки накапливают заряд в конденсаторе и разряжают его на лампу. Импульсная лампа — это газ, чаще всего смесь со ксеноном в основе, в запаянной кварцевой трубке и электроды. Ксенон в лампах удобен своими свойствами, в первую очередь — спектром, который почти равномерно заполняет видимый диапазон.

Но это лишь основа для получения светового импульса. За более чем полвека вокруг нее создалась сложная технологическая обвязка, сделавшая вспышки полноценными умными устройствами, о каких в середине двадцатого века нельзя было и мечтать.

Импульсные лампы дают очень много света. Причем, это количество света сложно соотносить с мощностью постоянных источников. Дело тут в том, что, во-первых, импульс чаще всего короче выдержки. То есть, всё излучение вспышки, попавшее на объект в кадре и отразившееся в камеру, будет зафиксировано. При этом продолжительность выдержки не имеет значения. В отличие от постоянного света, который будет накапливаться все время, пока открыт затвор. Во-вторых вытекает из во-первых: нет смысла пересчитывать мощность вспышки в привычные для лампочек ватты, производные от, в том числе секунды, когда вспышка работает лишь ее долю.

Читайте также:  Свойства разбавленной соляной кислоты с металлами

Синхронизация

Когда вспышка работает так быстро, важность точной синхронизации становится критически важной. Особенно в случае с самым распространенным сегодня шторно-щелевым затвором. Неточность приведет к ситуации, в которой вспышка, например, погаснет во время открытия затвора, пока шторка будет на половине пути. В итоге освещена будет только половина кадра.

Соответственно, синхронизация вспышки с затвором гарантирует правильный порядок событий при съемке. Открывается затвор — поджигается вспышка — закрывается затвор. Что, кстати, не всегда возможно.

Выдержка синхронизации

Важной характеристикой затвора камеры для работы со вспышкой является выдержка синхронизации.

Когда выдержки становятся короче 1/200 – 1/500 секунды (в зависимости от конкретного затвора), шторки не успевают отрабатывать его в честной последовательности вида открыть-закрыть. Поэтому вторая шторка просто летит вслед за первой с некоторой задержкой, оставляя щель нужной ширины. Чем короче выдержка — тем у́же щель.

Если в любой момент такого экспонирования случится вспышка, она осветит лишь часть кадра. На практике снимок представит собой яркую полосу или, иногда, из-за немоментальности импульса, градиент освещенности.

Соответственно, минимальная выдержка, на которой затвор все еще открывается полностью перед закрытием, и называется выдержкой синхронизации.

На выдержках начиная с нее и длиннее, между открытием и закрытием затвора проходит время. А значит, у вспышки есть некоторый временной отрезок, в который она может быть зажжена. На слишком длинных выдержках это способно изменить всю картину.

Синхронизация по первой/второй шторке

Большинство камер предлагают на выбор два режима синхронизации вспышки с затвором. По первой (открывающей) или по второй (закрывающей) шторке.

Предположим, в кадре есть постоянный свет и что-то быстро движущееся. При съемке на длинной выдержке без вспышки вместо нее мы получаем размытый шлейф.

Вспышка вполне способна заморозить движение в кадре. Пусть она сработает сразу же по открытию затвора. Это называется синхронизацией по первой шторке.

Вспышка высвечивает машинку, но экспонирование на этом не заканчивается. Машинка продолжает ехать, освещаемая постоянным светом в сцене. В итоге тот самый шлейф наложился на резкое изображение.

Ну а что, если вспышка сработает не сразу после открытия затвора, а непосредственно перед его закрытием? Это называется синхронизацией по второй шторке.

Экспонирование начинается без вспышки и длится установленное время. В самом конце вспышка срабатывает, замораживая движение. В итоге шлейф остался позади. В случае с машинкой это добавило эффект скорости.

Всё становится сложнее на коротких выдержках.

Чтобы иметь возможность работать с импульсным светом на выдержках короче выдержки синхронизации (например, для дневных портретиков против солнца, когда вспышкой доводят освещенность модели до освещенности окружения), существуют технологии высокоскоростной синхронизации.

Высокоскоростная синхронизация (HSS)

Суть заключается в замене одного мощного импульса на быструю серию более слабых. В итоге сцена подсвечивается много раз за время экспонирования, равномерно освещаясь. И вспышка, и синхронизатор должны уметь работать в таком режиме, что раньше исключало мануальные вспышки (но уже появились варианты, умеющие включать серию импульсов просто по сигналу от синхроконтакта), а суммарная экспозиция от такой подсветки может быть ниже. Вдобавок, HSS не позволяет так же гибко корректировать мощность, как это происходит в обычных режимах, и итоговая экспозиция будет зависеть и от значения диафрагмы, и от выдержки.

Для мануальных вспышек есть вариант с Суперсинком. На определенной мощности, максимальной или минимальной, вспышка имеет наиболее длинный импульс, самую яркую часть которого можно использовать для подсветки кадра на короткой выдержке, если выставить подходящие задержки. Как правило, в итоге получится некоторый градиент освещенности, который можно исправить в фоторедакторе.

Режимы работы современной вспышки

Современные вспышки — это сложные электронно-механические устройства, которые прошли длинный путь и умеют многое. А еще они разделились на два условных лагеря студийного импульсного света, включаемого в розетку, и накамерного стробистского, работающего от аккумуляторов.

Провести четкий водораздел между студийными моноблоками и накамерными вспышками не представляется возможным, потому что производители предлагают самые разные варианты, имеющие признаки обоих лагерей (например, легкие моноблоки на аккумуляторах для съемки в поле). Но у накамерных все еще есть горячий башмак, а самые дорогие решения с предельно высокой мощностью или очень коротким импульсом остаются в студийных решениях.

Вспышка и моноблок

Также часто у моноблоков есть характерный признак — пилот, то есть, лампа постоянного света (часто — галогенная), позволяющая удобно отстраивать световую схему. Ну и кое-как применять такие вспышки в качестве света для видеосъемки.

Большинство возможностей накамерных вспышек привязаны к системе, и кэноновская вспышка на никоновском фотоаппарате будет ограничена только базовым функционалом, который предоставляет синхроконтакт горячего башмака.

Горячие башмаки на камерах разных брендов

Вспышку и башмак камеры можно разъединить, заменив парой передатчиков, которые передадут импульс на поджиг по радио. Более сложный функционал реализуется через фирменные передатчики, дружащие с камерой. Но сперва о простом ручном режиме.

Мануал

Ручной режим говорит сам за себя. Все настройки вспышки задаются на ней самой. С камерой мануальная вспышка контактирует только для получения команды на поджиг. Для этого достаточно простейшей синхронизации, например — через стандартный центральный контакт горячего башмака.

Самые дешевые вспышки всегда мануальные. Вспышки подороже тоже могут быть мануальными, но иметь дополнительные возможности. Например, датчик освещенности, который позволяет вспышке сработать от другой вспышки, позволяя, с некоторыми оговорками, построить сложную систему из вспышек, которая без таких датчиков потребовала бы радиосинхронизаторов.

Ну и, разумеется, любая дорогая продвинутая вспышка тоже умеет работать в мануале.

Мануальный режим долгое время не позволял использовать высокоскоростную синхронизацию, но сторонние производители уже предлагают и такой функционал.

TTL (Through the lens)

Кроме мануального режима, современные вспышки могут предложить и более умный подход. Называется TTL (от «through the lens»).

Название «Через объектив» взяли от технологии экспозамера, позволяющей оценить освещенность сцены, как ее видит объектив.

Применительно ко вспышкам, режим TTL отвечает за автоматизацию подбора настроек вспышки, опираясь на данные с камеры. Вспышка по команде от камеры делает предварительный слабый импульс, по которому камера рассчитывает необходимую мощность (а модель успевает закрыть глаза =). Камера передает вспышке настройки и производит съемку. Также вспышка в титиэле синхронизирует свой зум с фокусным расстоянием объектива, формируя пучок света нужного размера.

Зум вспышки

Да, у многих вспышек тоже есть зум. Меняя положение лампы относительно отражателя, вспышка может сужать или расширять световой поток, формируя пучок, подходящий под угол зрения объектива. Классическое широкоугольное положение соответствует углу зрения объектива с эквивалентным фокусным расстоянием 24 мм (примерно как в основных камерах смартфонов), и именно в широкоугольном положении вспышка дает самую слабую освещенность на единицу площади. При сужении угла, плотность светового потока растет, но, разумеется, в точку, прожигающую стены, вспых превратить не удастся.

Автоматический режим требует, чтобы вспышка и камера понимали друг друга, и общего стандарта тут нет. Производители даже дополнительные контакты на горячем башмаке делают каждый по-своему, что ограничивает применение автоматических вспышек выбранной системой. А сторонние производители вспышек делают отдельные версии для популярных систем, чтобы иметь возможность запускать всю необходимую автоматику. Кэнону кэноново, Никону никоново.

Читайте также:  Обогреватель для аквариума металл

Интерфейс компенсации мощности вспышки у Кенонов

Автоматика не всегда правильно рассчитывает необходимую экспозицию, но фотограф имеет возможность влиять на происходящее. Взаимодействие со вспышкой в титиэле похоже на внесение экспокоррекции на камере: фотограф не устанавливает мощность вспыха в абсолютных значениях, а корректирует мощность в плюс или в минус относительно автоматически рассчитанной.

В целом, TTL призван дополнительно сократить количество переменных в съемке, которые фотограф вынужден контролировать. И разница между фотографом середины двадцатого века, который должен был рассчитывать параметры экспозиции, да еще и со вспышкой в перечне условий, наводить фокус и перематывать пленку после каждого кадра, и современным фотографом, который отдает расчет экспозиции и фокусировку автоматике, имея возможность при этом снимать несколько кадров в секунду — огромна. Порог вхождения в профессию снизился с тех времен невероятно, добиться технической идеальности кадров стало критически легче.

У конкретной вспышки могут быть и другие режимы. Например, сделать несколько вспыхов подряд для создания спецэффекта (режим стробоскопа). Но это все экспериментальное баловство, не попадающее под рабочие стандарты.

Модифицирование света

У взрыва порошка магния было одно неоспоримое преимущество перед современной вспышкой: размер источника света. Огромный всполох не особо нуждается в отдельном рассеивателе. В отличие от почти точечного источника, которым и является современная вспышка. Помимо смягчения есть и другие сценарии.

Именно поэтому сегодня комплекты студийного оборудования включают в себя отражатели, рассеиватели, соты и много чего еще, что позволяет модифицировать свет от вспышки или любого другого источника.

Голова под палящим солнцем

Точечный источник дает резкий свет. А это четкие очерченные тени, и, как следствие, выделение неровностей, отсутствие мягких переходов светотени, высокий контраст. Ровно как солнце в зените, которое зачастую хочется закрыть облачком для красивых портретиков.

Для вспышек в роли облачка выступает рассеиватель или отражатель. Софтбоксы, зонтики, куски белой ткани — все это выполняет одну задачу: увеличить размер источника, чтобы смягчить свет.

Пыхать модели в лицо немодифицированной вспышкой тоже можно, но это подходит для ограниченного круга задач. Граница проходит где-то вдоль семейных фоток и имитации полароидных снапшотов. В остальных случаях свет чаще стараются рассеять.

Голова в облачную погоду

Если под рукой рассеивателя или отражателя нет, прибегают к популярному трюку «вспышка в потолок». Хорошо работает в помещении, плохо работает на улице. Потолки часто бывают побелены, а у побелки высокое альбедо и нейтральный цвет. То есть потолок — почти идеальный отражатель. А подсвечивание моделей сверху автоматически добавляет естественности кадру. Также нередко вспышку отражают от стены для бокового света. Во всем этом помогают поворотные головы накамерных вспышек.

В студийных условиях с набором моноблоков на штативах, а также самыми разнообразными опциями, вроде передвижных стен, полупрозрачных цветных фильтров и прочих модификаторов света, схемы освещения можно строить практически любые.

Вспышка в лицо, вспышка в потолок и вспышка в стену

Светодиоды

Как нишевое развитие электронных вспышек, к нам пришли светодиоды. Причем, пришли, в первую очередь, на телефоны. Существует пара моделей мобильников, в которые производитель вставлял ксеноновую вспышку, но подавляющее большинство снабжено именно светодиодной.

Светодиод не вспыхивает на манер импульсной лампы, зато его можно довольно быстро зажечь и погасить. Количество выделяемого света в современных решениях не идет ни в какое сравнение с ксеноновой лампой, однако для мобильной фотографии и этого вполне достаточно.

Эппл хвастается трутон-вспышкой в 2013-м

Вдобавок, светодиоды принесли некоторые уникальные функции. Такая вспышка может состоять из пары светодиодов с отличающейся цветовой температурой, что позволяет подсвечивать сцену, попадая в ее баланс белого. Возможно, позже появится и опция компенсации смещения пурпурного/зеленого, но для телефонов это кажется избыточным. Также со светодиодной вспышкой можно немного уменьшать специфический эффект от мерцающих таких же светодиодных лампочек, что актуально для электронных затворов мобильных камер.

Плюс светодиоды могут работать как фонарик =)

Сегодня светодиоды ни в коем случае не являются заменой импульсных ламп для вспышек, но свою нишу они заняли. Возможно, в дальнейшем, развитие таких вспышек сделает их конкурентными и в профессиональном оборудовании.

Подытожим

Искусственное освещение делает возможным изобретать и реализовывать интересные и сложные сценарии съемок. А импульсный свет позволяет это делать во многом легче, дешевле и чуть-чуть непредсказуемее в сравнении с постоянным. Вспышка с момента своего появления изменилась до неузнаваемости. От вонючих грязных взрывов с, надо признать, интересным светом, до высокотехнологичных устройств с кучей сценариев применения.

Вспышка ассоциируется с фотографией как мало что еще. Политическое выступление, роскошный проход по красной дорожке, выход знаменитости из зала суда — есть огромное количество сцен, представляя которые мы неизменно добавляем регулярные всполохи света, освещающие героев. И так будет еще долгое время, пока способы запечатлеть реальность не станут принципиально иными. Нам же остается надеяться, что всё более крутые вспышки будут становиться доступнее, позволив профессионалам и любителям реализовывать свои световые идеи и делать крутые кадры. Пуф!

Это текстовая версия материала специально для Хабра. Изначально мы делали большое видео, с огромным количеством инфографики и иллюстраций.

Источник

Поделиться с друзьями
Металл
Adblock
detector